панда боб
сукападлапочта моя не работает потому умыл

Название: НАЗВАНИЕТУТДОЛЖНОБЫТЬ1
Пейринг: Тимоти «Док» Брайан / Рэй Персон
Рейтинг: PG
Саммари: Рэй пишет Нейту бумажные письма
Предупреждение: ангст, ПОВ и много мата
Примечание: 1. интервал между письмами приблизительно полторы-две недели, иногда больше, иногда меньше 2. в тексте упоминается имя Эллиотта Смита; в принципе, все его песни очень гармонично вписываются в атмосферу фика, которую автор себе надумал хд но больше всего, наверное, подойдет Elliott Smith – Between The Bars



интервал мд письмами приблизительно недели две, иногда чуть меньше, иногда чуть больше (учитывая, что еще уходит время на получения ответов и пр)




***

Этот твой психиатр настоящий ебанавт, ЭлТи, если думает, что письменная терапия поможет нам не слететь с катушек. Вот я пишу всю эту хрень и уже чувствую себя чокнутым. Откуда начинать? Что вообще ты хочешь узнать про мою дерьмовую жизнь, а? Можно ведь созвониться, ну или там пересечься, да что угодно. На бумажках все всегда выглядит чересчур официально, потому что если ты написал слово, оно осталось и никуда уже не денется. Ненавижу я это дело. Мы же не священники, чтобы исповеди друг другу читать. Или что там с ними делают? Никогда особо не разбирался.

***

Дорогой Нейт!
Моя мать начинает так все письма. "Дорогой кто-нибудь", кому бы не писала. Даже если она этого чувака ни разу не видела, все равно он ей дорогой. Будешь моим дорогим Нейтом, лейтенант? Брэд сдохнет от ревности.
P.S. Я старался отделаться от прошлого письма побыстрее, поэтому совсем забыл - Док все еще без сознания.

***

В больницах сейчас везде стоят эти автоматы со жратвой, типа батончиков или милкшейков, которые нам пихают в сухпайки. Оно, в принципе, понятно - пациентов там кормят кашами и бледно-желтой жижей (которую они называют пюре, ага, как же), еще овощами, а остальные либо слишком нервничают у коек больных, чтобы есть, либо обедают дома. А что делать, если ты ешь, когда волнуешься? То есть, я понимаю, что обычно людям "кусок в рот не лезет", но мне вот лезет и еще как.
Короче говоря, вчера я чуть не подрался с медсестрой. Вообще я не бью женщин (только они меня), поэтому на драку это было не очень похоже. Она отлупила меня подносом и потребовала, чтобы я немедленно свалил куда-нибудь из палаты, а я послал ее (между прочим, почти вежливо) и принялся доедать свою сладкую кукурузу.
Тогда она вызвала главврача, и он отчитал меня за то, что я засрал всю палату мусором. Сказал, что от крошек заведутся крысы, и мне вспомнилась та старая немецкая сказка, где чувак сыграл на флейте, и все грызуны утопились в реке. Потом он еще похитил всех детей. Всегда мне было интересно, куда он их в итоге дел. Завел в какой-нибудь детский городок?
Пришлось пообещать, что перестану есть в палате - хотя где еще мне это делать в таком случае?

***

Получил все три твои письма. Не стоило так уж параноить, чувак, хотя это, конечно, очень мило с твоей стороны.
Не было времени отвечать, Док пришел в себя полторы недели назад. Кажется, я его разбудил.
Вычитал в каком-то научном журнале, что музыка помогает больным вылечиваться (типа даже рак и вообще все неизлечимое). Отыскал под кроватью свою старую укулеле и стал играть в палате во время сестренских перерывов на обед. Кстати, эта стерва меня ненавидит. Опять настучала главврачу, но в этот раз у него нашлись дела поважнее.
Так вот, играю я, играю, и тут смотрю, Док открывает глаза.
Он сейчас бледный такой и весь в синяках, от капельниц еще херня какая-то сине-желтая на руках. Раньше ему меняли иголки, а сейчас поставили катетер в вену, и там тоже уже все темно-бурое. Врачи говорят, что это только выглядит так стремно и, когда снимут с антибиотиков, отек спадет. В любом случае, это совсем не то, каким ты хочешь увидеть себя после долгой отключки.
Мне почему-то кажется, что он сразу все понял. Он же врач, а у них чутье, седьмое чувство, интуиция (это не одно и то же?), короче, срабатывает на раз. Док проснулся и попросил воды, я уже почти вышел из палаты, а потом повернулся и увидел, как он смотрит на свое одеяло . Попытался сесть и, видимо, почувствовал, что с ногами что-то не то.
У Тима мать уже старая совсем, он поздний ребенок или типа того, и сестра есть, лет на десять старше. Жалко, что их тогда рядом не было, потому что нужно было что-то сказать, а я ни слова не смог произнести. Стоял и смотрел на него, с таким еще мерзким чувством. Знаешь, как те ублюдки - богатые малолетние мудаки - которые видят на улице инвалида, безрукого чувака, например, который никак не может открыть дверь - и специально тормозят, чтобы посмотреть, с какого раза тот с ручкой справится.
Только меня это не развлекало, конечно, но я нихера не помог ему. Потом еще дернулся, типа, Тим, давай я, хочешь, подушку поправлю, одеяло там или еще что.
А он так тихо ответил - подожди, Рэй - и одеяло стянул с ног.
Попросил свою карту - их возле одиночных боксов всегда оставляют в папках таких хлебного цвета - и читал ее минут двадцать, хотя там всего три листа. Врач с медсестрой пришли уже потом и выгнали меня, типа, пациенту нужен покой.
Покой ему нужен, блядь.

***

Неделю к Тиму никого не пускали (я вызвонил его мать, она тут же приехала, но только зря время потратила - типа он никого не хотел видеть).
Все это время читал про травмы позвоночника, даже в библиотеку записался и набрал там целую гору книг. Нихрена не ясно, кроме того, что ситуация серьёзная.
Врач сказал, что ему еще повезло. Повезло, ты прикинь? У чувака ноги отказали, а он, якобы, должен радоваться, что остался жив. Уже представляю, как Док вечеринку закатывает по этому поводу. "Спасибо, судьба, что снова меня выебала".
Я заметил недавно, что дерьмовые новости люди обычно вываливают на тебя исподтишка. Ну, то есть, сначала обернут во всякие "нельзя с точностью утверждать" и "всегда существует вероятность", а потом за одно предложение вынесут вердикт, с которым хер поспоришь.

***

Сегодня соседская кошка залезла ко мне через кухонное окно и сожрала половину сэндвича, который я оставил на завтрак. Схватился за пистолет и чуть не отстрелил ей хвост - могу поспорить, больше не сунется. Вряд ли теперь вообще кто-нибудь сунется в радиусе километра (включая почтальона), поэтому с письмами может быть задержка. Есть какие-нибудь новости от ребят? Немного баек не помешало бы, а то ты пишешь так, словно сдаешь рапорт Крестному.

***

Нашел чувака, который восстановился после такой же травмы, что у Дока. Хотел затащить его в больницу в качестве примера, выяснилось, что в прошлом году он подох от рака легких. Фортило чуваку по жизни, ничего не скажешь.
Тима обещали скоро выписать, пока его на лекарствах держат и всякие анализы повторно собирают, а я его подбадриваю. Набрал в прокате фильмов про ребят, которые победили рак, и про тех, у кого в жизни все было плохо, а потом благодаря упорным стараниям вдруг стало хорошо. Смотрим с ним штуки по две-три в день, еще я привожу еду, а то на этом дерьме из столовой он скоро отощает.
Знаешь, говорят, что пациенты из врачей ужасные? Так вот из Тима пациент просто превосходный - спокойный, стойкий и бла-бла-бла. Медсестра нарадоваться на него не может, а врач мне сказал, что видит такое впервые и что, по его мнению, это очень херовый признак. Мол, нервы не сдали сразу, такое бывает, если человек сильный. Но так долго держаться нельзя, иначе потом случится какой-нибудь коллапс, пиздец, армагеддон. Попросил присматривать за Доком, следить, не изменились ли привычки.
Я вдруг понял, что мы нихера друг о друге не знаем. Не в смысле я и Тим, а вообще мы все. Служим плечом к плечу, но, по сути, в гражданской обстановке друг друга за километр не вычислим. Есть же эта теория, что человека делают обстоятельства.
Док больше не док, и как мне определить, изменяет он своим привычкам или нет, когда из всех его привычек я знаю только ту, благодаря которой он залечивал раны иракским детям?

***

!הלו
Напротив больницы открыли пиццерию с бесплатным интернетом. Покупаешь кусок пиццы, выбираешь компьютер и можешь торчать возле него, пока последняя крошка твоей обгоревшей корочки не переварится в желудке. Нашел в переводчике иврит, так что это типа привет по-еврейски. Так ведь можно целое письмо составить, даже если ни слова не знаешь. Надо будет написать что-нибудь Брэду, пусть приобщается к родной культуре. Он ведь не думает, что сорок дней в пустыне с его еврейской задницы достаточно?
Кстати, поздравь Эсперу и передай, что если он не прекратит плодиться, свихнувшиеся мексикашки окончательно заполонят Америку. Надеюсь, в этот раз у него получился сын, а то три бабы в доме явно не к добру.

***

Пиздец, если бы я знал, что ты так любишь потрепаться, в жизни бы не согласился на эту психологическую хрень. Я бы писал чаще, если бы у нас тут хоть что-нибудь происходило, но по-прежнему тихо, как в морге, так что какого чёрта ты от меня хочешь?
Несколько недель назад больница предложила Тиму сиделку - представь себе Руди арийской внешности (где они такого только откопали), - хотя я сказал, что мы справимся самостоятельно. Но Док послал меня нахуй и нанял этого паренька, так что я даже немного приревновал (потому что я не хуже любой сиделки, и со мной, по крайней мере, намного приятнее общаться). Теперь этот чувак катает Дока до больницы и обратно, помогает ему дома со всякими делами и так далее. Я тоже сначала хотел помогать, но, кажется, Тим меня стесняется.

***

Моя мать верит в существование Бога сильнее, чем в свое собственное. Знаешь, почти философская хрень - существую ли я?, и притом почти фанатичная - Отче наш сущий на небесах.
Когда мне было четырнадцать, мы как-то выбрались на один из городских фестивалей. Не то чтобы до этого мы жили в своем трейлерном городке, как русские в СССР, но семейных привычек ездить куда-либо вдвоем ради приятного времяпрепровождения за нами не водилось. Очевидно, мать это окончательно достало (и еще негодующие взгляды соседей), и она вытащила меня на городской праздник.
Народу была тьма, и были там два этих чувака - 6 футов ростом, с сиськами больше, чем у Джей Ло, на стероидах и всякой такой херне. Все бы ничего, но притом они держали друга друга за руки.
Каким бы гомофобом ты ни был, кидаться камнями в гору мускулов довольно стремно, а? Хотя, смотреть никто не запрещал, поэтому все пялились очень неодобрительно, фырчали и прикрывали глаза своим детям. Моя оттащила меня подальше и сообщила, что за подобное религия и проклинает людей.
То есть представь, Иисус такой:
- Пап, столько дерьма происходит в мире, люди убивают братьев своих, дети голодают, их родители мрут от бедности. Можно я им помогу?
А Бог такой:
- Нет, сын, у тебя есть дела поважнее, ты должен покарать всех грешников за прелюбодейство и блуд. Особенно не забудь про пидарасов.
- Но, пап...
- Не спорь с отцом всего сущего!
Технически, кстати, выходит, все эти чуваки и правда виноваты во вселенских катаклизмах - отвлекают вниманье божье от важных дел.
Но ведь было изначально "возлюби ближнего своего", разве нет? Какая нахрен разница, какого конкретного ближнего ты тогда возлюбишь и каким образом?

***

Знаешь, ЭлТи, чувак, если бы ты был сейчас здесь - я бы дал тебе в нос, честное слово!
Оставь свои гомогейские намеки для кого-нибудь другого, прошлое письмо, может быть, вообще было отступлением для потомков. Откапают его там в будущем мои внуки (или может правнуки, или даже не мои, а твои) и подумают, что их крутые предки были продвинуты во всяких таких вопросах и вообще не страдали стереотипами.
А если я напишу тебе про фриканутых трансов, ты решишь, что я обряжаюсь в юбки и пою попсу в ближайшем клубе? Мысли шире, лейтенант.

***

Пиздец! Пиздец пиздец пиздец! Этот мудак забил на терапию. Пиздец.
Нихера это не отражает всего смысла, так что напишу еще раз - пиздец!
(на последнем восклицательном знаке сломалась ручка, чтоб ее, а дома как всегда не было запасной, поэтому с прошлого предложения прошло два дня)
Так вот, вообрази.
В четверг я встретил Стэна (арийский Руди) в супермаркете. В это время Дока обычно отвозят в больницу на лечебную гимнастику или вроде того, поэтому я подошел поздороваться и поинтересоваться, какого, собственно, хера, Стэн не на своем рабочем посту.
- Тим отказался от терапии две недели назад.
Пропустил пять сеансов, долбоебичный кретин, можешь себе представить?
"У нас свободная страна и каждый человек свободен". Ну, охуеть теперь.
В итоге я наорал на этого придурка и поехал к Доку домой. Пришлось стучать целую вечность, прежде чем он открыл дверь.
Лучше бы не открывал.

***

Переписывал раз двадцать, поэтому придется тебе довольствоваться тем, что вышло.
Хорошенько мы разосрались в тот вечер, ЭлТи. Тим сказал, что в терапии больше нет необходимости, а я выказал свое недовольство относительного такого решения.
В том смысле, что, разве он не должен был сначала забегать по зеленым лужайкам, чтобы отпала эта самая необходимость? Я не врач, ладно, нет смысла спорить - но ведь и так понятно, что пока ты не встал на ноги, ты все еще не здоров.
Док сказал, что, мол, уже прошло почти пять месяцев и сдвигов как нет, так и не было.
Но знаешь, он их и не ждал. Я потом вытащил врача, чтобы обсудить это дело - и врач сказал, что "пациент с самого начала не был настроен на выздоровление".
Как будто бы Тим все это время тренировал руки и привыкал к креслу. Как будто бы он сразу решил, что этим все и кончится.
Нельзя было оставлять его с этими идиотами.

***

Знаешь, ЭлТи, война сжирает нас, эта ненасытная сука. Отгрызает от каждого по куску, а иногда и заглатывает целиком - все зависит от обстоятельств. Она может всосать твою душу, а может просто перекусить хребет - и в обоих случаях тебе пизда, потому что ты недочеловек, инвалид (физически или морально). Минимум раз в месяц ты видишь кошмары или же не видишь сны вообще, а еще ты задумываешься - каково это, быть мертвым?
Иногда я думаю, может в этом-то и заключается ее фишка? Передавить все твои больные точки?
Вот так ты думаешь, что у тебя их нет, что похуй тебе, мертв ты или жив, целый ты или половинчатый, вернулся или навсегда остался там, занесенный ебучими песками по самый затылок. Равнодушие сильнее всего - и если оно в тебе, ты выигрываешь. Залезаешь на свой хамви, стягиваешь вонючую форму, трясешь членом, представляя ее жирную рожу:
- Отсоси, нихера у тебя не вышло.
Осколки летят мимо, и ты типа рад, ты, блядь, буквально счастлив.
Я был уверен, что понял эти тупые правила. Но сейчас я все чаще думаю - может быть, в этом-то и вся ирония? Ты напяливаешь защиту, которую невозможно пробить, залатываешь все свои дыры, а потом Вселенная выкидывает такую вот хрень, как с Доком, и меры предосторожности не помогают. Свою жопу ты спас, как же.
Но на нее-то тебе как раз и похер.

***

"Это не твоя вина"? А чья же она, блядь, еще, если не моя? Если не наша общая, лейтенант?
Мы ехали туда воевать - то есть, убивать или дохнуть - ради освобождения чужого народа. Ради защиты этого народа, а? Какого же черта мы не смогли прикрыть спину собственному доктору? В его-то планы помирать точно не входило. И уж тем более калечиться.
Было бы намного проще, если бы все произошло наоборот. Если бы я застрял в кресле вместо него. Док умеет разбираться с подобным дерьмом, он ведь док, в конце концов. Он бы меня не подвел.

***

Окей, я не писал почти два месяца, потому что мне показалось, что ты сентиментальный мудак, ЭлТи, и я не хочу иметь с тобой ничего общего.
Но потом я подумал, взвесил все "за" и "против" (но больше "за"), и решил тебя простить. Хотя, конечно, ты не прав в куче вещей.

***

Рассказать про Дока. Ладно. Сделаем вид, что телефон все еще не придумали, и почтовые голуби доносят наши послания до соседних континентов.
Тим завел собаку.
Ему скучно сидеть дома, поэтому я стараюсь вытаскивать его на всякие антидепрессивные прогулки, чтобы он окончательно не поехал в своих четырех стенах. У него дома, кстати, сейчас жуткий срач, поэтому он не пускает меня внутрь. На прошлой неделе пришлось влезть через кухонное окно, чтобы проверить наличие еды в холодильнике. На обратной дороге расхерачил вазу для фруктов. Тим сделал вид, что ничего не видел и не слышал, но теперь на окне висит замочек с кодом.

***

Вовсе это не проникновение в частную жизнь. Не будь занудой, лейтенант, я бы посмотрел на тебя в такой ситуации. Док вообще ничего не разрешает для него делать, а мое большое сердце не позволяет мне спокойно наблюдать за испытывающим дискомфорт инвалидом. Тем более, что это не просто какой-то там посторонний инвалид, а мой собственный.
За последнее предложение меня, наверное, можно засудить согласно с какими-нибудь там законами толерантности, да?

***

Кстати, помнишь, я писал тебе о собаке? Здоровенный такой лабрадор песочного цвета. Вообще, его тренировали на поводыря, но пес отказался приручаться, так что его своего рода "списали". Предложил Доку организовать клуб бракованного товара - калека, ебанутый морпех и бестолковая псина.
Хотел назвать собаку в твою честь, но Тим решил, что тебя это не обрадует. Все еще думаем над именем.

***

Два дня назад в новостях рассказали про смерть Эллиотта Смита. Кто-то заколол его ножом. Ублюдки.
Следователи считают, что это могло быть самоубийством, вот только хер там. Легко списать все на суицид, если у чувака были проблемы с наркотой и алкоголем, и еще легче это сделать, когда он музыкант. Если бы ему снесли голову, копы придумали бы историю про падение на тисак или еще что-нибудь в таком роде.
Вчера весь вечер пили и слушали музыку. Всё еще не могу понять, то ли у Тима все хорошо и жизнь налаживается, то ли дерьмово настолько, что пора к нему переселяться.

***

Как я? Нормально. Странный вопрос, учитывая обстоятельства. Надеюсь, ты не ждешь какого-нибудь слюнявого откровения, потому что его не будет.
Уже полтора месяца прошло с начала учебы, а ты все еще ни слова не сказал про универ. Тебя там не задирают? Если что, ты сообщи, мы соберем группу поддержки и накостыляем всем этим богатым ребятишкам за нашего ЭлТи.
Как однокурсницы, есть горячие?

***

Ты чокнутый ботаник, лейтенант. Твои седоволосые профессора наверняка в восторге.
Думал ли я об универе? Ты серьёзно? Позволить этим либеральным мудакам закомпостировать себе мозг псевдоумными теориями ни о чем?
Лучше я буду до конца жизни стричь газоны и торчать на пособии.

***

Уже после Багдада мне приснился сон. Из-за ripped fuel я успел от них отвыкнуть.
Снился мне, конечно, какой-то пизданутый триллер. Типа мы даем бой в пустыне, но не в такой иссушенной, как иракские, а в песчаной. Кругом барханы и увязшие танки, быстро темнеет, небо яркое от трассирующих пуль, меня парализовало, и я лежу на спине, разглядывая звезды. Никто меня не замечает, а я не могу даже языком пошевелить - и тут от ветра песок начинает разлетаться клубами. Потом он перерастает в песчаный дождь, меня заносит наполовину, в глазах жжет и трудно дышать, творится какой-то ад, никто никого не видит, и я уже готов подохнуть здесь - всерьёз готов, во сне же не соображаешь, что спишь, все по-настоящему. И тут чьи-то руки выдергивают меня из песка.
Было у меня ощущение, что не стоит начинать это письмо, но я решил попытаться. Я долго думал, как бы рассказать все так, чтобы не спалиться - молчать о некоторых вещах просто невыносимо - и пришел к выводу, что оставлю этот кусок бумаги себе. Сожру его перед сном за стаканом молока или закину куда-нибудь в шкаф поглубже.
Может, в этой твоей письменной терапии всё-таки есть какой-то смысл? Типа, завести "бортовой журнал Рэя Персона" и записывать туда вещи, которые неплохо было бы куда-нибудь складировать из головы.
Короче, про сон.
Бывает такое, что тебе приснился кто-то, и ты просыпаешься с остаточным чувством. Можешь даже злиться на реального чувака просто потому, что во сне он повел себя как мудила, и ощущение осталось при тебе. Обычно такое проходит довольно быстро - пары часов достаточно.
Вот я когда проснулся в тот раз, в Ираке, мне хотелось отыскать Дока и все ему объяснить.
Чуть ли блядь не в любви признаться.
Я ждал, когда это чувство пройдет, но нифига. Оно, кажется, только сильнее стало.
Пожалуй, придется придать это письмо торжественному сожжению.

***

Что-то странное случилось вчера, лейтенант.
Кажется, после Ирака проблемы стали притягиваться самостоятельно. Раньше для этого нужно было что-то сделать - нажраться в баре, к примеру, или обозвать бритоголового прохожего идиотом - а теперь вся херня сама слетается на нас без всякой причины.
На шоссе, недалеко от места, которое мы обычно обгуливаем с Доком пару раз в месяц, две легковушки столкнулись с автобусом. Скорая приехала через несколько минут, но людей не хватало - автобус завалился на бок, и пассажиров приходилось вытаскивать из-под обломков вручную. Я вызвался помочь, а Доку пришлось остаться в стороне.
Мы успели спасти почти всех.
На одном из задних рядов застряла девушка лет девятнадцати. Тим заметил ее первым и пытался привлечь внимание, но в общей шумихе никто не среагировал.
Она умерла у него на глазах.

***

После той истории Док не пускает меня к себе. Ответил только на один звонок и сказал, что ему нужно немного времени - собраться с мыслями. Собраться с мыслями, блядь. К суициду он там что ли готовится?
Прости за херовый почерк, из-за переизбытка никотина начали трястись руки. Расхаживаю по дому, как страдающий Паркинсоном старикан.

***

Короче, паранойя меня окончательно подкосила, и я выломал Доку дверь.
Удивительно, что соседи не вызвали копов сразу же, как только завидели меня поблизости - я бродил мимо домов почти трое суток, пытаясь ментально определить, не вскрылся ли Тим где-нибудь в собственной ванной.
На кухне, в гостиной и в спальне периодически зажигался свет, поэтому официального повода вламываться у меня не было, но в какой-то момент мне стало похер.
Можешь себе представить, что таким психанутым долбоебом я стал совсем не из-за войны, а?
Ушиб плечо и, кажется, угробил очередную вазу. На мои стоны из комнаты тут же прибежал малыш Стэнли, а вслед за ним прикатил Док. Забавно, кстати, как Тим даже в сравнении с недо-Руди умудрился сыграть за сурового решительного перца.
Кажется, я его порядком расстроил.
Он еще такой спрашивает:
- Какого хрена, капрал?
И я совсем по-тупому начинаю пиздить, что вот, мол, проходил мимо, решил заглянуть.
Волновался.
Док отчитал меня, отобрал сигареты и перебинтовал руку.
Пообещал, что в следующий раз не будет игнорировать телефон.

***

Блядь, я тупоголовый мудак, ЭлТи, совсем забыл, так что посылаю это письмо следом.
Док решил возобновить терапию. Поэтому снова нанял Стэна и гонял вместе с ним сдавать анализы. Проверял, что за несколько месяцев ничего не изменилось - не хотел обнадеживать меня раньше времени.
Кажется, это всё из-за той девчонки в автобусе.
Увязался на терапию вместе с Тимом. Хер он теперь от меня отделается.