01:06 

панда боб
Дерек и рад бы его покусать, но тут вот какое дело - Стайлз состоит из неправильностей, неровностей, зазубрин. Он похож на лестницу, в которой ступеньки различаются по высоте; он похож на книгу со съехавшими строчками на самом интересном моменте; он похож на неаккуратно пришитую пуговицу - и всего этого ни черта не видно, только если вы не оборотень и не привыкли с раннего детства подмечать детали, до которых другим нет дела.

Стайлз грызет аддерол, как конфеты; в общем-то, он даже конфеты не грызёт с такой скоростью и невозмутимостью, как свои мерзко пахнущие (опять же, на случай, если вы оборотень) таблетки. Они позволяют ему концентрироваться на чем-то одном, а не на всех внешних факторах, которые готов уловить взгляд, одновременно. Как-то раз его отец уехал на две недели, а Стайлз уронил банку с таблетками в унитаз (по крайней мере, он потом рассказал об этом Дереку именно так - списав всё на собственную неуклюжесть, но Дерек знает, что всё это чистой воды пиздеж, потому что иногда Стайлзу хочется чувствовать себя так, будто он в порядке, и у этого идиота достаточно мозгов, чтобы провернуть это всё, как невинную оплошность). Двенадцать с половиной дней без своих волшебных лекарств, захлебываясь мыслями, погружаюсь в разговоры, перескакивая с одного на другое, выныривая на поверхность только для того, чтобы обнаружить себя заблудившимся на окраине города без малейших представлений о том, что произошло накануне.

Стайлз говорит - почему оборотни всегда отбирают для своей стаи кого-нибудь больного и запуганного? Такие ребята, как Айзек и Эрика, абсолютно слетают с катушек, если им в руки попадает кольцо Всевластия. Если однажды они кинутся тебе на спину, подумай о том, что Стайлз предупреждал тебя. Надо слушать Стайлза, он плохого не посоветует.

Всё это очень увлекательно, но у Дерека нет времени подумать хорошенько - он слишком сосредоточен на усыпанной родинками спине Стилински, которая вздрагивает под каждым его поцелуем.

Потом он и вправду вспоминает слова Стайлза - и думает о том, что не будет оборотня лучше. Стайлз послушный. Он верный. Себе и, что намного важнее, - людям, которые его окружают. Он готов учиться, он знает намного больше, чем вся уже обращенная стая. Огромный потенциал. Невероятные по своим параметрам возможности.

Есть несколько вещей, которые Дерек любит в Стайлзе, и все они упираются в его несовершенность. Если бы Стилински был механизмом, он бы обладал мощнейшими данными, но вместе с тем самыми банальными и неисправимыми багами, которые легко может устранить одна основательная починка. Не нужно устранять ошибки, нужно устранить их первопричину - и для того, чтобы "починиться", Стайлзу хватило бы этого укуса, того самого, который вылечил астму Скотта, того самого, который дал Айзеку силу и того самого, который вправил нервную систему Эрики.

Дерек не копается в себе. Ему абсолютно не хочется знать, что основная причина, по которой он до сих пор не предложил Стайлзу укус - его собственный эгоизм. "Я хочу" - такого Стайлза, чьё сердце заходится в неровном лихорадочном забытье от страха или возбуждения; "я хочу" - неконтролирующего себя подростка с синдромом дифицита внимания, повышенной болтливостью, неуклюжестью и гиперактивностью; "я хочу" - неосознающего своей ценности школьника, которого каждый раз можно убеждать в том, сколько невозможных плюсов он сам ещё пока не обнаружил; "я хочу" - человеческой природы, а не животных замашек, самоуверенности и грубости.

Каждое полнолуние сердцебиение Стайлза такое же, как и всегда. Адреналин в его теле не повышается от манящего запаха крови, он не жаждет откусить чью-нибудь голову и не видит окружающий мир в алой пульсации мысленного хаоса, царапающего сознание в полную луну. Он запирает дверь и выпрямляет спину, и смотрит чуть испуганно и вместе с тем отважно. Его пальцы всегда очень кстати немного холодные, когда он касается шеи Дерека, успокаивая и ничего не требуя. Стайлз их тех, кто может быть рядом. Просто так. Безвозмездно. Каждый раз это убивает в Дереке всё живое, сжигает мосты, замки, города, целые вселенные - потому что никто раньше не вел себя так рядом с ним.

Потому что есть злые оборотни. Их глаза цвета крови, их намерения всегда стремительны и безоговорочны, их тактика разрушает, а не созидает. Клыки и когти полностью ими контролируемы, но от этого только хуже. Такие оборотни, как Дерек, убивают не из-за отсутствия контроля - они убивают потому, что хотят убить. У них есть враги, достойные того, чтобы прогрызть им плоть до самых костей, а затем и кости, раздробить их зубами и смешать с пылью, оседающей на земле перед дождем.

Есть люди. Некоторые из них ничем не лучше, но некоторые - просто вот так распорядилась природа - за своим бешеным количеством недостатков скрывают что-то настолько решительное, заботливое и небезразличное, что даже волки готовы скулить под дверями и царапать лапами доски, чтобы их впустили внутрь. Стайлз не знает и сотой доли своего влияния, но прекрасно справляется и без этого.

Он из тех людей, которые не могу спать неделями после того, как на их глазах человека раздавило под тяжестью грузовика. Из тех людей, которые будут просыпаться каждый раз и шарахаться от собственного отражения, и вспоминать о том, что ничего не смогли сделать, пытались помочь, но не добились успеха. Стайлз из тех людей, чья память верна, словно рыцарь потерявшего надежду короля - эта верность не спасает, а только губит чувством вины и жалости к кому-то, кого уже давно не спасти. Так они засыпают вдвоем на одной кровати в первый раз.

Стайлз не может спать и заставляет себя выбраться из дома, чтобы подышать свежим воздухом. Он переоценивает свои силы и садится за руль, хотя это самая отвратная идея в таком состоянии. Воздух кажется насыщенным и высасывающим последние силы, Стайлза заносит, и в его голове взрываются звезды, как если бы он выпил залпом всю банку аддерола - не то чтобы он пробовал, но наверняка это похоже. Он останавливается на обочине и почти засыпает, но спустя пару минут (или пару часов), кто-то стучит в окно. Стайлз никого не ждет, поэтому не открывает глаз - но стук усиливается, становится настойчивым, наглым и непоколебимым, и подростком с трудом открывает голову от руля.

Потом он объясняется с Дереком - если его невнятное мычание можно посчитать объяснениями - и Альфа отвозит его домой, потому что а) у Дерека нет своего дома б) место, в котором он сейчас живет, набито перевозбужденными неконтролирующими себя оборотнями в) отец Стайлза наверняка хватится его завтра утром.
Уже в комнате Стайлз хватается за его рукав и сообщает на удивление ровным тоном, что если Дерек сейчас выйдет в это окно - Стайлз выйдет следом, и не стоит надеяться, что ночной порыв ветра внезапно подхватит его, как Вэнди из Питера Пена. Посему выходит, что, либо Хейл остается здесь - на второй половине кровати, - либо ему до конца своих дней придется жить с осознанием того, что страдающий бессонницей подросток расшибся по его вине.

Они оба в курсе, что Стайлз этого не сделает, но Дерек остается рядом. Иногда ему снится, как он возвращается домой - и замечает дым издалека. Он поворачивает голову к Лоре, и выражение её лица провоцирует щекочущее предчувствие неприятностей.

Возле дома пахнет горелой плотью так сильно, что желудок скручивает, и Дерека выворачивает прежде, чем он до конца осознает, что вообще происходит.

Будет ли Стайлз чувствовать так остро, сопереживать так искренне - если станет одним из стаи? Дерек может сделать вид, что это действительно основной аргумент его сомнений, хотя это правда в неполной мере.

Однобокая правда. Как сказал бы Стайлз, "это правда, которая делает вид, будто бы она - правда".

~~~

URL
   

fire on the mountains, run, boys, run

главная