панда боб
Рэй пишет письма (кому угодно, обычные или по электронной почте, отправляет или нет - на усмотрение автора).

Все началось со школьного задания – блядское школьное задание. Одно из тех, которые дают дошкольникам и девчонкам, и, конечно же, Рэю, мать его, Персону, потому что ещё не осталось в этой просыревшей клоаке преподавателя, который не втоптал бы его в дерьмо на глазах у всей старшей школы.
- Закончишь письмо - отправишься домой. Три листа минимум. И не смей дурить мне голову, ясно? - мистер Коулсон резко развернулся на каблуках своих лакированных ботинок (вот ведь пидарас несчастный) и вернулся за преподавательский стол.
Рэй сопроводил ублюдка средним пальцем и взглянул на бумажку с именем. "Сержант Брэд Колберт".
Зашибись просто. Косяк за школой раскуривали всей компанией, а честь поиграться в Уолта Уитмена выпала ему исключительно.
- Персон, приступай.
Под тяжелым взглядом преподавателя Рэй пододвинул к себе один из девственно-белых листов А4, сложил его пополам и взял в руки карандаш.
Ну и что, спрашивается, он должен написать этому таинственному мужику из Ирака? "Спасибо, что прикрываешь наши жопы, пока мы тут нихера не делаем"? "Привет, меня зовут Рэй, как там дела под горячим солнцем Багдада?" или, может, нечто вроде: "Ну и херовое же у тебя положение, парень"?
Персон оторвал лицо от листка и мельком взглянул на учителя. К счастью, внимание оного уже давно переключилось на вид из окна. Рэй ухмыльнулся, довольный сложившимися обстоятельствами, облизнул кончик карандаша и приступил к написанию. Поддержать солдата? Ну что же, он поддержит.
"Брэд.
Ты - сержант морского флота США, застрявший так далеко от родины, что твоя тоска по ней, должно быть, превышает жажду к кровожадным убийствам и нужду в сексе..."
Идея, возникшая в чернявой голове Рэя Персона, как правило, прожигала в нем дыру изнутри, если он не воплощал её в реальность немедленно. Вот и сейчас развлечение в виде порнушного письма на другой континент показалось третьекурснику таким заманчивым, что он накатал целых пять страниц. Таинственная "R.P." писала о том, как её тело изнывает от желания отдаться такому вот герою отечественных просторов; как тяжело ей справляться с одиночеством и как хотелось бы повстречать, наконец, настоящего мужчину, который "вошел бы в её лоно со всей страстью морского пехотинца".
Сдерживая периодические приступы неконтролируемого ржача, Персон перечитал свое творение, добавил сердечек вместо точки над буквами "i" и аккуратно сложил листки в бледно-зеленый конверт. Он мог представить себе этого неизвестного "Брэда Колберта" - лишенного мозгов качка под два метра ростом - и его стояк, вызванный долгим воздержанием и приторно-сладким слогом самого Персона.
- Я закончил!
Через некоторое время пришел ответ. Не сразу, но достаточно быстро, учитывая, что о вероятности ответа Рэй даже не подозревал. Мистер Коулсон вручил ему смятый конверт сразу после химии, выловив посреди коридора, когда Рэй пытался выбить сигарету у кого-нибудь из черлидерш.
- Стоит заметить, Персон, я несколько удивлен, - добавил преподаватель. - Ты первый, кому пришел ответ от наших военных сил. Что ты написал в своем письме?
- Ничего особенного, - меланхолично заметил Рэй, сдерживая усмешку, - я проявил должное сострадание, которое способен проявить только мужчина по отношению к другому мужчине, застрявшему на войне.
Лицо Коулсона вытянулось, приобретая сходство с вареной форелью. Мыслительные процессы взяли старт, пытаясь определить, говорит Персон всерьёз или откровенно издевается. Рэй поспешил воспользоваться подобным положением вещей, положил врученное письмо во внутренний карман куртки и торопливо свалил подальше.
По расписанию у них была физкультура, которую Персон прогуливал с завидной регулярностью. Нелюбовь к командному спорту была у него в крови - ещё с деда, который в приступах шизофрении обстреливал солью играющую в бейсбол молодежь на спортивной площадке.
Сейчас на лестнице парадного входа школы не было ни души, даже посеревший от изнуренной работы дворник глушил своё вонючее пиво, предусмотрительно заперевшись в подсобке, поэтому Рэй обосновался на одной из верхних ступенек и поспешно развернул конверт.
Почерк сержанта Брэда Колберта оказался аккуратным и сдержанным, как будто в армии их даже писать заставляли по определенным стандартам. Рэй вперил лихорадочный взгляд в ровные округлые буквы, торопливо пробегая глазами первые два абзаца.
Колберт писал о том, что ему и вправду не хватает родины, но секса, всё-таки, не хватает намного больше. О том, что будь он сейчас в Канзас-сити, незамедлительно пришел бы составить компанию таинственной незнакомке и - пусть не сомневается - страсти морского пехотинца в нем больше, чем предостаточно. Подробностей предполагаемой встречи было столько, что Рэй даже выяснил длину и ширину члена Брэдли Колберта чуть ли не в сантиметрах.
- Дрочила, - ухмыляясь, прокомментировал Персон, дочитав до финального абзаца.
Уже потом он заметил, что чуть не пропустил небольшую приписку в самом конце, обозначенную постскриптумом.
"Кстати, парень, R - это сокращенно от Роберт?"

@темы: generation Kill, brad/ray