• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: r (список заголовков)
01:16 

Джош Нефф/Адам Хирш (Меркуцио/Лоренцо)

- Джоо, блять, Джо!
- Говори-говори, я внимателен, - у Неффа всегда горячие ладони. У него шаловливые наглые пальцы.
Адам прихватывает его за шею и переступает резко, неуверенно, сметая с тумбочки чашку. По уставу им не положено держать посуду в комнате, но этот изворотливый говнюк все равно её тут держит, потому что выдумал идеальный предлог на основе медицинских указаний. Очень ловко и крайне неосмотрительно.
- Священник-дилер - роль, буквально написанная для тебя, - Джош тянется вперед и жарко дышит Адаму в губы. Тот улыбается.
- Ещё бы. Знали, кого взять, - он поглаживает пальцами живот Неффа там, где майка задралась и обнажила смуглую кожу, и ловит на себе хитрый серьёзный взгляд.
Вот вечно у него всё так, - думает Хирш - даже секс всегда, как наотмашь, блять. Чертова drama queen.
- Да пошел ты, - мычит Джош Адаму в губы.
Кажется, слова слетают раньше, чем приходит осознание того, что выдавать Неффу всю подноготную - идея не из разумных.
Можно подумать, с Джо можно иначе.
Можно подумать, они не рассказывают друг другу всё.
Можно подумать, что не его, Адама, идея была, перепихнуться в первый раз.
Кто же знал, что всё сложится так удачно.
- Её глаза на звезды не похожи, нельзя уста кораллами назвать...
- Я тебя убью, если ты не заткнешься.
- Не белоснежна плеч открытых кожа и чёрной проволокой вьётся прядь.
Нефф влюблен - в том-то вся и проблема. Он безоговорочно отдаётся этому чувству, и оно сконцентрировано вот тут вот, в солнечном сплетении Адама Хирша, у которого встает каждый раз, достаточно Джо натянуть одну из своих масок. Джош знает, что у Адама эрекция на его серьёзное лицо, на отчаянные жесты, надрывные фразы, на лихорадочно блестящие глаза. Нефф как неспокойная блядь, желающая добиться одобрения - проделывает этот трюк специально, просто из вредности, чтобы показать, с какой легкостью он может активизировать в Адаме каждое проклятое нервное окончание.
Ему даже прикасаться не нужно.
Адам садится на тумбочку, и Джо наклоняется к его уху.
- Завязывал бы ты с этой дрянью, чертов наркоман, - шепчет он с материнской нежностью в голосе, но у Хирша волоски на теле начинают электризоваться, настолько это кажется возбуждающим.
- Без моей дряни у тебя не останется ни малейшего шанса.
Конечно, всё дело в дури. В том, как она действует на организм Хирша - намного сильнее, чем Нефф и его чокнутые сонеты - и всяких семейных драмах, которые он оставил за плечами, чтобы можно было спокойно сосуществовать с внутренним "Я". Это потом уже выяснилось, что внутреннее "Я" - тот ещё мудак.
- Буду петь под твоими окнами. Под нашими, - Джош опускает руку на скрытый под штанами член Адама.
Сказать по правде, Нефф был инициатором их совместного проживания. Выцепил Хирша посреди коридора - точнее сказать, врезался в него, пока топал по каким-то своим делам - разглядывал почти с минуту, а потом вдруг произнес "будем жить в одной комнате". Утвердительно, без всяких там вопросительных знаков в конце. Будем, и всё тут.
Джош дрочит Адаму, уткнувшись носом куда-то в ухо. Он любит оставлять поцелуи - кроткие и стремительные, как будто боится быть застуканным. Хирш кончает всегда очень быстро, если только Нефф не хочет от него обратного, и дышит тяжело и измучено после каждого оргазма, как после пробежки. У Адама в груди повисает сгусток чего-то хмурого и отчаянного, от чего только дурь-то и помогает, потому что Джо, кажется, и понятия не имеет, как на него действует.
Нет ничего лучше Джоша Неффа.
- Нет ничего лучше Адама Хирша, - смеётся тот, напоминая этим тихим, заливистым и пугающим звуком Чеширского кота.
Адам улыбается, переводя дыхание, и обнимает идиота за плечи.

@темы: r

23:22 

архив

23:17 

архив

23:06 

архив

Алекс/(|) кто угодно. Про осознание гомосексуальности.
Слов: 497

Вот уже третью ночь подряд ему снится Эрик.
Снится обнажённая спина Леншерра, его сильные руки, насмешливо сведённые брови, умелые губы и что-то пошлое на немецком.
В итоге Алекс чувствует себя персонажем «Улицы Вязов» - он старается не спать абсолютно, но в какие-то неуловимые моменты просто закрывает глаза и проваливается в забытье. Реальность приходит к нему тяжёлым грузом возбуждения, страха и ненависти к себе.
Саммерс помнит, как впервые познакомился с этим чувством - с глубоким накатывающим отчаянием и желанием избавить себя от себя же. Помнит, как чуть не убил юную девушку, столкнувшись с ней в парке однажды вечером, помнит испуганные голубые глаза, мучительные крики и с трудом подоспевшую скорою, помнит ожоги третьей степени и рыдающую мать пострадавшей – так, словно это было вчера.
Ему понадобилось несколько лет, чтобы научиться воспринимать свои способности как должное.
И вот это произошло снова, и несмотря на таблетки снотворного, выматывающие тренировки и успокаивающую музыку, Магнето продолжает навещать Алекса в порнографических снах, доводя его до ослепляющего возбуждения, заставляя стыдливо мастурбировать, уткнувшись носом в подушку, сжимая губы, чтобы не застонать, с единственной мыслью – пожалуйста, пусть это в последний раз, пожалуйстапожалуйстапожалуйста.
Однажды ночью он спускается на первый этаж, чтобы выпить чего-нибудь градусного – у Чарльза гигантская коллекция вин, виски, коньяка, текилы и даже абсента.
На кухне – ну конечно же – освещаемый одним лишь фонарём, сидит Леншерр.
- О нет, блять, правда, это уже не смешно… - устало ругается Хавок, замирая на пороге. – Свали куда-нибудь, ради всего святого, дай хоть напиться во сне по-человечески.
Алекс вздыхает, чувствуя во всём теле непреодолимую усталость, и подходит к маленькому бару, абсолютно игнорируя удивлённый взгляд Эрика.
- Ты охренел что ли, Саммерс? – спрашивает Магнето, когда, наконец, отступает волна негодования.
Хавок игнорирует и это, достаёт бутылку чего-то крепкого – в темноте почти не видно, но Алексу всё равно: если он спит, то качество алкоголя значения не имеет.
- Выпьешь со мной? – для того, чтобы предложить выпить ночному ведению, особой храбрости не надо. Попробуй он выдать нечто подобное в реальности – наверняка получил бы по шее.
- Ну давай, - откровенно забавляясь происходящим, соглашается Леншерр, забирая бутылку у Саммерса из рук и разливая содержимое по стаканам.
Они выпивают по одной, второй, третьей, и Алекса будто бы отпускает. В этом сне его, кажется, не собираются соблазнять, и от подобного даже дышать легче.
- Знаешь, когда ты не трахаешь меня, с тобой даже можно общаться, - внезапно говорит Саммерс и делает ещё один жадный глоток.
- Не трахаю? – уточняет Эрик, повторяя действие собеседника.
- Именно, - соглашается Алекс, - ну знаешь, как в той тысяче снов, что я уже посмотрел с твоим участием. Этот пока лучше всех.
- Мм, - Леншерр понимающе кивает головой и отставляет бутылку. – Давай спать что ли.
- Я не против.
Они разбредаются по своим спальням, и Алексу кажется, что впервые за несколько недель у него всё в порядке.
Спускаясь утром на завтрак, он раз за разом воспроизводит вчерашний сон. Всё уже не кажется таким беспросветным – вот только Леншерр как-то хитро ухмыляется, голова раскалывается от похмелья, а на подставке возле раковины стоят два чисто вымытых стакана.

@темы: r, x-man

fire on the mountains, run, boys, run

главная